Новости
18 мая 2018, 04:03

Афон учит верности Богу

Афон — единственное в мире монашеское государство, которому более тысячи лет, и где Игуменией является Сама Пресвятая Богородица. Сюда стремятся миллионы паломников со всего мира, и никто не уезжает таким же, как приехал… Все это делает паломничество на Святую Гору одним из главных событий в жизни человека. Мы попросили рассказать о своих впечатлениях о паломничестве на Афон Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.

— Владыка, недавно Вы и священники нашей епархии побывали на Афоне, совершили там несколько богослужений…

— Да, я давно посещаю Афон. Впервые я был там в 1989 году, когда еще существовал Советский Союз, и лишь очень небольшое количество паломников из нашей страны могли туда попасть. С тех пор я достаточно часто посещаю Святую Гору один или с кем-то из духовенства. Для меня это действительно сад Божией Матери, почти райское место на земле, которое помогает каждому верующему человеку утверждаться в том образе жизни, который он избрал. И мне лично он помогает ощущать себя не только архиереем, но и монахом, который когда-то пришел в монастырь, чтобы спасти свою душу.

— Наверное, трудно найти человека, который ничего не знал бы об истории Святой Горы. И все же давайте напомним нашим читателям, как появилась эта уникальная монашеская республика? Как она управляется сегодня?

— История Святой Горы начинается с глубокой древности. Уже в VIIвеке, то есть более 1300 лет тому назад, там жили монахи. Афон —это полуостров, в крайней точке которого возвышается Афонская гора. В длину он составляет чуть больше шестидесяти километров, в ширину — от одиннадцати до девятнадцати километров. Сегодня эта территория поделена между двадцатью основными монастырями. Она является частью Греческой Республики, но самоуправляемой, автономной. Управляется она по специальным законам, в основе которых лежит Лозаннский договор 1923 года, обусловивший особый статус Святой Горы. Центральный орган управления Афона — Священный Кинот, или Протат. В него входят представители этих двадцати монастырей. В церковно-каноническом отношении Святая Гора подчиняется Вселенскому Патриарху.

Кроме монастырей, существует еще множество очень разных скитов, келлий, калив. Начиная от маленькой келлийки, где могут быть только дом и крохотная церквушка и где может жить два-три человека, — и заканчивая такими, как Андреевский скит, который больше любого афонского монастыря.

Самые большие скиты и келлии — это те, которые когда-то были русскими. Со второй половины XIXвека и вплоть до революции 1917 года русское присутствие на Афоне усиливалось с каждым годом и достигало нескольких (от пяти до семи) тысяч человек в начале ХХ века. Однако потом известные события привели к тому, что люди из России перестали приезжать на Афон, поступать в монастыри. Многие русские келлии и скиты были заброшены или перешли к греческим насельникам.

Когда-то на Афоне были представлены все православные народы. Сегодня лишь один монастырь не возвращен тому народу, которому принадлежал исторически,— Иверский, то есть грузинский, где находится знаменитая почитаемая икона Божией Матери. Сейчас на Святой Горе есть русский Пантелеимонов монастырь, болгарский — Зограф, сербский — Хиландар. Есть большой румынский скит святого Иоанна Предтечи, где столько же насельников, сколько и в больших монастырях. Но нельзя думать, что монастырь на Афоне — это что-то мононациональное. В каждом из них подвизаются монахи многих национальностей, причем и из тех народов, которые традиционно не принадлежат к Православию. Здесь можно встретить французов, англичан, испанцев, португальцев, китайцев, японцев, американцев, выходцев из африканских стран…

Но, конечно, самое удивительное, что есть на Святой Горе,— это не прерывающаяся уже более тысячи лет монашеская традиция, которая сохраняется несмотря на все исторические катаклизмы. Афон ведь тоже переживал и нашествия, и разграбления, и пожары, и войны, и многие другие скорби. Но тем не менее подлинное, настоящее монашеское делание никогда там не прерывалось. В этом огромная ценность Святой Горы. Поэтому очень много людей стремилось и стремится там побывать. Сейчас количество паломников достигает миллиона человек в год. Это очень много для Святой Горы, но братия оказывает им гостеприимство и духовную помощь.

Афон — это место, где множество замечательных духовников. К примеру, известный старец Паисий, который недавно причислен к лику святых, тоже был насельником Святой Горы. И сегодня там есть много духовно опытных братий, которые окормляют людей не только на Афоне, но и в Греции, и за ее пределами.

— Владыка, Вы не в первый раз посещаете Афон. Меняется он со временем?

— Да, Афон меняется. Когда я впервые попал туда 30 лет назад, он был гораздо проще. Как человек, который всю жизнь занимается строительством и реставрацией, я могу сказать, что, хотя монашеское возрождение уже тогда было явственно, в хозяйственном отношении там все было достаточно запущенно. С тех пор проведена огромная работа. Европейский союз, надо отдать ему должное, выделил большие средства на реставрацию ряда монастырей. Русский Пантелеимонов монастырь вообще представлял из себя огромный руинированный город. Сегодня он находится в прекрасном состоянии, в котором, я думаю, не был даже при царской России. Он восстановлен на средства состоятельных людей из России и Украины.

Стало гораздо больше монахов в русском, сербском и болгарском монастырях. В греческих их количество также растет со временем. Многие прежде заброшенные келлии, скиты, в том числе русские, стали вновь возвращаться к жизни. На Афоне появились грунтовые дороги — там, где их в принципе прежде не было, и транспорт, на котором можно доехать почти везде. Помню, в свое время я пешком обошел если не весь Афон, то большую его часть. Это, конечно, более свойственно настоящему паломничеству. Так что многое изменилось к лучшему, но что-то, наверное, и ушло.

— А меняется ли Ваше восприятие Святой Горы?

— Я благодарен Богу за то, что оно остается таким же, как и раньше. Хотя сам я, конечно, уже изменился, постарел, знаю многое, чего не знал раньше, а, по слову Премудрого, кто умножает познание, умножает скорбь (Екк. 1 , 18). Но тем не менее чувства, которые переполняют на Святой Горе, такие же, как и раньше.

— Какой примерно распорядок дня в афонских обителях? Афонское богослужение отличается от того, что совершается у нас? К каким сложностям должен быть готов паломник?

— Богослужение на Святой Горе начинается в 3 часа ночи. Оно длится до 8 часов утра, потом трапеза. Затем небольшой отдых и труд, практически весь день. В 5 часов вечера — вечерня, трапеза, потом повечерие. А там уже смотришь на часы и понимаешь, что скоро надо вставать на службу… Это в обычный будничный день. В праздники богослужение увеличивается и усложняется. Поэтому и жить там непросто, и даже посещать Афон нелегко. Паломничество туда — это не отдых. Это настоящий труд, который непросто понести человеку, не привыкшему к такому распорядку.

— Что Вы рекомендуете обычно обязательно сделать на Афоне, какие места, какие святыни посетить тем паломникам, которые спрашивают Вашего совета?

— Паломничество на Афон обычно недолгое: разрешение на посещение Афона (диамонитирион) дают на четыре дня. Можно бывает остаться и подольше, но не всем. Если поставить своей задачей бегать из монастыря в монастырь, суеты будет очень много, а пользы никакой. Поэтому я советую делать так: поклонившись основным святыням в Карее, в Иверском монастыре, просто побыть в какой-то обители. Я обычно делю время между русским и болгарским монастырями, где много близких мне людей. Хорошо бы провести в обители суточный богослужебный круг, то есть побыть на вечернем богослужении, на утрене, на Литургии. Думаю, это наиболее полезно, наиболее правильно. А если уж времени побольше, можно поездить или походить по другим местам, по силам, по желанию.

Со мной были молодые братия, они говорят: «Владыка, а можно, мы будем ходить пешком?». Я говорю: «Конечно, можно, даже нужно». И они ходили пешком и получали от этого и духовную пользу, и колоссальное удовольствие. Ведь там еще просто очень красиво! Афон — это классическое Средиземноморье, это очень красивые леса, горы, море. Виды там совершенно потрясающие, не говоря уже о самих монастырях.

— Чему может научить посещение Афона в духовном плане?

— Вы знаете, это очень трудно сформулировать. Наверное, каждый выносит что-то свое, приобретает свой плод. Кому-то нужно просто получить некое удостоверение и укрепление в вере, в верности избранного пути. Самые разные чувства посещают разных людей. Впечатления очень глубокие, духовные, есть у каждого человека, но они у каждого свои. Поэтому я бы не стал так ставить вопрос: чему можно научиться на Афоне? Всему. И верности Богу прежде всего.

— Владыка, разрешите, я задам Вам вопрос, который волнует многих наших читателей, точнее, читательниц. И у нас в почте есть подобный: «Древнее правило — аватон — запрещает женщинам посещать Афон. Почему оно такое строгое? Моя подруга говорит, что ей трудно смириться с невозможностью побывать на Святой Горе. Древние храмы, известные во всем мире чудотворные образы… Почему это богатство недоступно женщинам? Например, мужчина, каким бы он ни был, пусть даже неверующим, может туда поехать только по тому факту, что он родился мужчиной. А женщина, даже если она глубоко церковный человек, не может? Это несправедливо, считает она. Что можно ей сказать?» — спрашивает Светлана.

— Это древняя монашеская традиция: когда-то в мужские монастыри не пускали женщин, а в женские — мужчин. Есть такое святоотеческое выражение: огонь и солома без ущерба рядом находиться не могут. Кроме того, Афон посвящен Божией Матери. Ее чудотворные иконы есть в каждом монастыре, причем дивные, древние, известные, такие, как Скоропослушница, Млекопитательница, Иверская, «Достойно есть». Это не просто святыни, это духовные драгоценности. Почитание Божией Матери развито на Святой Горе максимально, и другие женщины остаются в стороне…

— Но вот кому-то кажется, что это несправедливо…

— Приведу такой пример. В Греции есть очень интересное место — Метеоры. Это группа монастырей на скалах. Когда-то это тоже был центр монашеской жизни в Греции, подобный горе Афон. Туда тоже не допускали женщин. Но в 1970-е годы, когда в Греции у власти были так называемые «черные полковники», они отменили это правило. И буквально в течение пяти-семи лет монастыри опустели: монахи ушли оттуда, в основном на тот же Афон. В каждом монастыре остались один-два монаха, в женских монастырях чуть побольше. И сейчас Метеоры — массово посещаемый туристический центр, как, скажем, соборы где-нибудь в Вене, в Праге, в Париже. Где ходят шумные толпы людей и где нет никакой возможности вести хоть какое-то подобие монастырской жизни. Там тоже есть древние храмы с замечательными росписями, иконами — но все это просто прекрасные музеефицированные объекты. Правда, монахам удалось отстоять возможность не каждый день открывать монастыри для посетителей. Они доступны для посещения поочередно, два-три дня в неделю по нескольку часов. Просто для того, чтобы можно было там жить. Ведь монастырь — это не только место, где ходят люди в черных одеждах, и их показывают туристам. Монастырь — это особая жизнь с Богом, в максимальном удалении от мира. Тот, кто идет в монахи, избирает себе другой образ жизни. Поэтому, если человек правильно верует, если он ценит духовную жизнь и людей, которые ее ведут, подобных чувств («несправедливо, что туда не пускают») в его сердце не должно возникать в принципе. Тем более, что сегодня есть возможность в Интернете увидеть всё — все афонские монастыри, все иконы, святыни и вблизи, и с разных ракурсов. Даже находясь на Афоне, вы не рассмотрите их так хорошо, как можно рассмотреть, пользуясь современными техническими средствами. Кроме того, монастырские святыни постоянно приносятся с Афона на материк, духовники с Афона выезжают в мир. Даже к нам в Россию привозят святыни со Святой Горы. Люди имеют возможность поклониться этим святыням. Думаю, что это вполне нормально, и этого достаточно.

Будет очень плохо, если когда-нибудь господствующая в Европе идеология феминизма и терпимости к недопустимым вещам все-таки окончательно восторжествует. Если, не дай Бог, аватон будет снят, Афон разрушится. Памятники архитектуры и культуры останутся,— но разве мало у нас в музеях памятников? Зайдите, например, в Оружейную палату: сокровищ там тоже очень много, но они смотрятся в витринах, как бабочки в гербарии — препарированные, проколотые, посаженные на булавку… Да, на Афоне есть настоящие произведения искусства, но не в этом ценность Святой Горы. Афон — это место, где живет Православие, где живет монашество уже почти полтора тысячелетия. И дай Бог ему жить и дальше, до скончания времен.

— Владыка, сейчас в Интернете можно найти как очень хорошие, полезные книги, фильмы об Афоне, так и такие, которые вызывают сомнение или смущение: разного рода обращения неких афонских старцев, предсказания, обличения… Как это можно объяснить? Как отличить достоверные сведения от недостоверных, полезное — от вредного для души? Есть ли критерий?

— Есть группа людей, называющих себя зилотами,— то есть ревнителями. Вот только ревность их не по разуму. Некоторые из них порой называют себя афонскими старцами, даже если они совсем недолго пожили на Афоне. В основном это касается русской братии. Они и распространяют всякого рода предсказания и обличения всего и всех, начиная от Патриарха и архиереев и заканчивая всеми остальными, обвиняя других в экуменизме, масонстве, предательстве Православия и тому подобных вещах. Бывают на свете люди, настроенные на борьбу. Они были бы диссидентами везде, где бы ни находились. В данном случае, находясь в Церкви, они становятся борцами, как им кажется, за правое дело. И эксплуатируют образ Святой Горы как некоего символа, святого и авторитетного для каждого православного человека.

Думаю, что критерий различения дан у апостола. Люди, которые действительно с пользой для себя, для своей души подвизались на Святой Горе или вообще в монашестве, получили некие дары Святого Духа, о которых говорил апостол Павел: Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал. 5 , 22). Никакой злости, борьбы, обличительства апостол здесь не упоминает. Те программы и статьи, которые полны всякого рода ругательств, обличений, «революционной борьбы», надо просто пропускать, не обращая на это внимания.

[ Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин , Подготовила Наталья Горенок ]
comments powered by HyperComments

Интересное









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg